kamaz

Categories:

Александр Калашников: «Есть у меня пара тайных мечт»

Намереваясь в канун 60-летия представить директора кузнечного завода «Без галстука», рассчитывала на встречу ближе к вечеру. «Давайте прямо с утра – самое продуктивное время!» – услышала в ответ.

– Так вы «чистый жаворонок», Александр Алексеевич?

– До полуночи засиживаться не люблю, сам с вечера со студенческих лет привык гладить повседневную одежду, в 5.15 – 5.30 уже на ногах и в будни, и в выходные. С утра всегда больше успеваешь сделать и быстрее.

– Тогда с «утра жизни» и начнём?

– Выпускные классы я оканчивал в 19-й школе нашего города – отец приехал сюда на строительство «КАМАЗа» из Челябинска в 1973-м, мы за ним с мамой и младшим братом годом позже. Папа работал на очень непростом участке – начальником СУМР «Камгэсэнергостроя», занимался системами подземных коммуникаций, мама (её, к сожалению, уже нет), по образованию медработник, в Челнах переквалифицировалась и работала в том же управлении. Пример отца для меня стал и первым примером руководителя.

– Дата вашего рождения, 1 июня, «программировала» быть первым?

– В школе – у нас были очень хорошие преподаватели – почти по всем предметам учился на пятёрки, был победителем и призёром городских олимпиад по истории (многие даты из учебного курса до сих пор помню), по физике. В институте – одним из тех, кто мог завести коллектив, был старостой, три года стройотряд возглавлял, хотя там ребята и постарше, и поопытнее работали.

– Выбрали политех в Челябинске, потому что это город детства?

– После школы поехал поступать в Москву, в МИФИ – привлекала ядерная физика. Но возникли неожиданные проблемы с медкомиссией, а «условное» по этой причине зачисление на факультет кибернетики мне было не по душе. Подумал – и махнул в Челябинск, благо, тогда в столичные вузы вступительные экзамены на месяц раньше, 1 июля начинались. Настроение, видимо, всё-таки сказалось – недобрал полбалла и оказался на вечернем отделении. Благодарен родителям, что не стали делать из этого трагедии, и вообще трудовому году, с которого началась моя самостоятельная биография – что бы из меня получилось ещё без этой закалки, не знаю. Так что работал плотником – строил общежитие, в котором, кстати, потом и жить довелось. Потом уже и учась на дневном и получая повышенную стипендию, постоянно работал – тогда у студентов мало возможности было зарабатывать деньги головой, как сейчас. А я никогда не любил жить взаймы и на родительской шее. Лето – стройотряд, домой в Челны только на зимние каникулы приезжал. К тому же в 20 лет у меня уже дочка родилась – надо было о семье заботиться.

– Студенческий брак – по большой и страстной любви? Расскажите!

– Познакомились ещё на первом курсе в общежитии – на Новый год друг позвал девчонок знакомых проведать. Пришли – а там совсем другие девчонки, но тоже из нашего политеха. У пятерых имена запомнил, у шестой нет. Вот она, Нина Владимировна, и стала моей женой. До этого дружили два с половиной года. Сын уже в Челнах родился. Сейчас у нас две внучки и три внука – с третьим невестка в Москве на днях к моему юбилею подгадала.

По итогам 2015 года камазовская кузница стала лауреатом республиканского конкурса на соискание премий Правительства РТ за качество в номинации «Производственные системы», учреждённой тогда впервые. Без галстука никак не обойтись

– Получается, «КАМАЗ» вас «вернул» после вуза?

– Родители – здесь, а к нам в институт приезжал и очень увлекательно о «КАМАЗе» рассказывал Валерий Араратович Мартиросян, сам тогда возглавлявший ремонтное производство на ПРЗ. Так «зажёг», что нас полтора десятка тогда по целевому набору прибыло. Вузовская моя специальность «на гражданке» – та же обработка металлов давлением. Вопрос был только: на ПРЗ или на кузню? Решил остаться со своими, политеховскими, на ПРЗ, на который до этого никогда даже не заглядывал. 27 мая исполнилось 36 лет с того дня.

– А погрузились быстро?

– Оказался мастером в ремонтном цехе, который обслуживал прессовый цех № 1. Бригада – 27 ремонтников, две смены. Контакт довольно быстро установился – мне повезло, бригадиром был прекрасный человек, уважаемый на заводе, Николай Артемьевич Бабин. Институт дал хорошую базу, но с полгода я так основательно штудировал агрегаты, что и сейчас с любым специалистом по прессовому оборудованию могу общаться на равных. В 1987-м стал самым молодым в истории начальником цеха, так что ПРЗ – это и школа, и вуз, и аспирантура. А «профессура» – Геннадий Васильевич Мастеров, Валерий Дмитриевич Вакулевич, Александр Васильевич Рыбаков, Габдрахим Габдрахманович Замалтдинов – ему, тогдашнему директору, благодарен за то, что в один момент отговорил уходить с завода.

– В трудные времена?

– Они были в разные периоды. Как не вспомнить конец 80-х, конвейер работал на полную мощность – 450 автомобилей в сутки! Но особенно тяжёл конец 90-х. Приезжал на завод к семи утра, уходил в 23. Дочка спрашивала дома: «А папа вообще придёт ночевать?» Жесточайший режим энергоэкономии, тёмные пролёты, люди близки к отчаянию. Надо было говорить. Не важно, о чём. Просто говорить. Выматывались тогда – только рыбалка в выходные спасала, нас, коллег, человек 15 собиралось. До сих пор, встречая рыбаков, провожаю их мечтательным взглядом.

– ПРЗ для вас в прошлом веке – в новом всё же притянула кузня?

– Сначала литейка. На ПРЗ началось укрупнение производств, а Виктор Викторович Фабер искал начальника ПЛО. Всё решилось в один день, 12 июня 2000 года – 13-го я вышел на новую работу, и с тех пор «13» стало для меня счастливым числом – везде беру 13-й ряд, 13-е место.

– Почему?

– Это стало датой моего рождения как руководителя, началом нового этапа познания, выходом на новый уровень. Произошла перенастройка, окунулся в совершенно новые технологии – впитывать всё старался по максимуму. А потом, действительно, после должности главного инженера «КАМАЗ-Металлургии» и разделения ЛЗ и КЗ, в 2012-м случился кузнечный.

– Не жалеете о ядерной физике? Да и директором стали поздно?

– Всё сложилось не просто так – наверное, я всё-таки больше не теоретик, а практик. И всё пройденное было испытанием на прочность, бесценна наука, воспринятая от Фабера, Павла Павловича Полторыхина, Геннадия Семёновича Логунова… На кузне вновь пришлось освежить в памяти институтский «золотой запас», ведь холодная и горячая штамповка – небо и земля! И, конечно, первая роль, руководитель – это уже «совсем другая история», даже будучи ГИ, чувствуешь себя до определённого уровня прикрытым.

– На кузнечном что ни руководитель – то эпоха. Чем бы вам хотелось остаться в истории?

– Сегодня мы вплотную благодаря возможностям реинжиниринга и пониманию руководства «КАМАЗа» можем рассчитывать на модернизацию нашей главной линии, 031-й, коленвала и балки передней оси. Замечательно, что удалось сделать капремонт столовой – она, наверно, была худшей на всём «КАМАЗе». Ещё мне бы хотелось, чтобы каждый в нашем не самом большом коллективе проникся главным смыслом: работать так, чтобы не создавать проблем – себе и другим.

– Вы много путешествуете. В какой стране мира вам хотелось бы жить?

– Не задумывался, наверное, мог бы жить везде. Очень люблю путешествовать по России – Петербург и его Исаакий, наше «Золотое кольцо» – любимейшие маршруты. Нравится атмосфера небольших городов в европейских славянских странах, какая-то необъяснимая близость между людьми. В Германии, Италии, очень нравится в Венеции, по-своему интересен Шанхай в Китае. Грандиозное впечатление от собора Св. Петра в Ватикане. Всегда, где бываю, стремлюсь познакомиться с кузнечными производствами. Вот Индия, страна контрастов – а какое современнейшее кузнечное производство BFL, Бхарат Форш! Человек я не завистливый, но хочется, чтобы и у нас были внедрены эти технологии.

– Вы всегда эмоционально реагируете на выступление заводских артистов-любителей…

– Мне нравится, что это по сердцу заводчанам, сам ценю юмор. Жаль, после «суверенитета» артистов на литейке осталось больше, чем сейчас у нас, но Алла Сайко умеет и силами небольшой труппы показать класс.

– Директора заводов стали нередко появляться на сцене не только без галстука – в образе. Нет ли и у вас, Александр Алексеевич, желания явить свои скрытые актёрские таланты?

– Всё вам расскажи! Есть пара тайных мечт… Не исключено!

В конце апреля 2018 года, принимая блог-тур пресс-службы «КАМАЗа», директор кузнечного завода Александр Калашников лично презентовал гостям линию коленвала и балки передней оси в КПК-3

Карлов мост через Влтаву в Праге считается рекордсменом по числу туристов на один квадратный метр

promo kamaz april 20, 2018 15:04
Buy for 20 tokens
Подписывайтесь на официальный YouTube-канал ПАО «КАМАЗ»: http://www.youtube.com/c/КомпанияКАМАЗ1969

Comments for this post were locked by the author