ПАО «КАМАЗ» (kamaz) wrote,
ПАО «КАМАЗ»
kamaz

Трудности перевода: как камазовец случайно намекнул англичанину про его «любовницу» Беатрис

Трудности перевода: как камазовец случайно намекнул англичанину про его «любовницу» Беатрис

В Музее КАМАЗа хранится книга Кузнецова Бориса Леонидовича «Рождение флагмана» - впечатления участника становления Литейного завода КАМАЗа. Эта книга издана в Набережных Челнах в 2001 году очень малым тиражом. Всего 100 экземпляров. Ее мало кто читал. Фрагменты из редкой книги приводятся в блоге директора музея Александра Чухонцева на сайте «Вести КАМАЗа»:

«Работа с иностранными специалистами.
… На переговоры с американскими специалистами полагалось ходить с переводчиками.
Большая группа переводчиков была в УВС КамАЗа (около 100 человек).
Внизу на фотографии водители цеха по обслуживанию иностранных специалистов.
Были переводчики и на заводах.
Там они были на должностях инженеров, инспекторов и т.д.
То есть являлись «подснежниками».

На литейном заводе было в то время две переводчицы с английского, была переводчица с немецкого и т.д.
Моим первым партнёром на переговорах с американской фирмой «Свинделл – Дресслер» был Башин (некоторые его называли Басин).
Это был смуглый индиец.
Моим переводчиком была Люда Бабаева.
Это была интеллигентная девушка, числившаяся в штате литейного завода.
У неё был хороший английский, но, как она признавалась, с американцами ей было сложнее.
Басин говорил по-английски так, как обычно говорят индийцы – чётко, просто, сравнительно медленно.
Я понимал его достаточно хорошо и временами переходил на английский.
Обсуждалась проблема дуговых электропечей плавки для корпуса серого и ковкого чугуна.
Мы заспорили – алюминий кислый или основной материал.
Он считал алюминий кислым, я – нейтральным.
Первоначальная неловкость и неуверенность у меня сменилась профессиональным азартом.
Разгорячённый дискуссией и, видимо, немного забывшись, я наполовину на русском, наполовину на английском, вызвал Басина на некоторое повышение тона.
Видимо, и я не был дипломатично невозмутим.
Так что Люда, которая устранилась фактически от разговора, стала дипломатично делать мне знаки, чтобы я не горячился.
Когда раунд переговоров закончился (он длился часа два), Басин заулыбался, протянул мне жевательную резинку и на отличном русском языке сказал мне, что рад был встретиться с энергичным русским инженером.
Как я потом узнал, он образование получил в СССР и прекрасно говорил по-русски.
Я же, анализируя первые переговоры понял, что это не так просто, общаться с иностранными специалистами.
Надо научиться соответственно держаться и добиваться цели в переговорах. Впоследствии мне пришлось много участвовать в переговорах, и я открывал всё новые и новые трудности этой формы работы.
У Люды Бабаевой сложилось такое впечатление, что я могу свободно общаться с иностранцами на английском, и однажды это привело к такому курьёзному случаю.
Весной 74-го года в Москву на переговоры приехал мистер Пейдж (как говорила Л.Бабаева, - «мистер Страничкин»).
Это был низкорослый, мрачный бородатый человек.
Он представлял датскую фирму «Диза», поставляющую на КамАЗ линии формовки «Дизаматик».
Пейдж, хотя и совершенно не походил на англичанина, тем не менее был чистокровным англичанином.
Он говорил на таком беглом английском, что Люда Бабаева с трудом его переводила, я же первое время не понимал его вообще.
Переговоры с Пейджем были трудные и в техническом, и в экономическом, и организационном планах.
Фирма «Диза» известна в мире как изготовитель автоматического оружия.
Принцип автомата был заложен и в её линиях безопочной формовки.
«Дизу» отличает высокая культура производства, но не будучи специализированной литейной фирмой, она не имела мощностей по изготовлению оснастки, поэтому, являясь в то время монопольным производителем оборудования безопочной формовки и наиболее авторитетным в мире разработчиком технологии, она тем не менее не бралась за изготовление оснастки для формовки и обрезки отливок с линий формовки.
Комплексного решения, проблемы изготовления мелких чугунных и стальных отливок, таким образом, не получалось, и это вносило в переговоры элемент раздражения и горячности.
Дискуссия была трудной.
Пейдж держался чопорно, холодно и невозмутимо выпускал на своём сверх беглом английском очереди сложных технических терминов, которые, бледнея и краснея от волнения и недовольная собой, мучительно пыталась расшифровать Люда Бабаева.
Устав от своей работы и вытирая пот с лица, она через каждый час работы извинялась и просила «мистера Пейджа поговорить с мистером Кузнецовым» на какую-нибудь отвлечённую тему, и куда-то уходила минут на 20.
Вначале чопорный малютка Пейдж молча сидел и смотрел холодно на меня.
Потом однажды попробовал со мной заговорить по-английски.
Я не мог его понять совершенно.
И только повторял: «repeat, please, once more».
От скуки и неловкости ситуации Пейдж стал говорить медленнее.
Я начал улавливать главную мысль.
Постепенно мы разговорились, чем доставили переводчице большое удовольствие.
Однажды я спросил его, что ему нравится, имея в виду «хобби».
Он сказал, что любит одиночное женское катание на льду.
«Кто особенно из фигуристов вам нравится?», - спросил я.
«Беатрис Шуба», - ответил он.
Мы ещё поговорили с ним.
Потом были переговоры.
Затем он уехал.
Когда он приехал через несколько месяцев, мы встретились с ним уже как старые знакомые.
Были традиционные переговоры, как всегда трудные и утомительные, но успешные в итоге, и надо было в конце переговоров ехать в «Металлургимпорт», чтобы подписать там протокол.
Это был четвёртый час вечера.
Переезд с Волгоградского проспекта, где находилась дирекция КамАЗа, на улицу архитектора Власова, где находился Металлургимпорт, должен был занять около часа, потом процедура подписания и обратная дорога ещё час.
Люде Бабаевой, видимо, не хотелось терять столько времени и, проводив нас к микроавтобусу, она сказала:
- Можно я с Вами не поеду? Там, в Металлургимпорте, есть свои переводчики. А в дороге вы попрактикуетесь в английском с мистером Пейджем.
Мы сели в автобус.
В салоне мы были вдвоём.
Помолчали.
Пейдж улыбнулся, как бы приглашая к разговору.
- And how about you lover? – сказал я, желая спросить «Как ваша поклонница?», - имея в виду Беатрис Шубу.
- Who?
- Beatres… - сказал я и замолчал, не то, забыв фамилию, не то, посчитав, что и так ясно. – Do you lover as usual? (Вы её поклонник как прежде?)
И вдруг Пейдж широко открыл глаза, рот у него раскрылся от изумления.
Я чувствовал нескрываемый испуг на его лице.
Он отвернулся и замолчал.
Я не понял, что произошло.
Мы молча ехали.
Изредка он бросал на меня напуганный взгляд и тут же отворачивался.
Он чем-то напоминал мне затравленного зверька.
Я больше не решался с ним заговаривать,боясь сморозить что-нибудь.
Так молча мы ехали по Москве.
Прошло уже около часа.
Мы приближались к улице архитектора Власова.
И тут, пододвинувшись ко мне, он спросил (дальше в русском переводе).
- А вы откуда знаете?
- Что «откуда знаете»?
- Что я живу там с Беатрис?
- Какой Беатрис? О чём Вы, мистер Пейдж?
- Так я же из Лондона в Копенгаген действительно уехал с Беатрис…
И тут я понял драму и юмор ситуации.
- Пейдж, я же имел в виду Беатрис Шубу…
И тут холодный чопорный Пейдж разразился таким хохотом, что когда мы выходили из автобуса возле здания Металлургимпорта, встречающий нас Пермяков и его переводчица Марина также начали смеяться.
А Пейдж, наклонившись ко мне, сказал:
- Я подумал, если уж Кузнецов знает, что я из Лондона в Копенгаген уехал с Беатрис, то, что у них обо мне знает КГБ?"
Внизу на фотографии плавильная печь в корпусе серого и ковкого чугуна Литейного завода.

Трудности перевода: как камазовец случайно намекнул англичанину про его «любовницу» Беатрис

Tags: Вести КАМАЗа, история, музей КАМАЗа
Subscribe

Posts from This Journal “история” Tag

promo kamaz апрель 20, 15:04 Leave a comment
Buy for 20 tokens
Подписывайтесь на официальный YouTube-канал ПАО «КАМАЗ»: http://www.youtube.com/c/КомпанияКАМАЗ1969
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments